Популярные сообщения

пятница, 22 сентября 2017 г.

Вокруг театра: впечатления об “Амурской осени”

Два вечера подряд была на спектаклях в рамках фестиваля “Амурская осень”. Вчера с глазами, полными слез, долго аплодировала стоя, со всем залом, Лие Ахеджаковой. Сегодня ушла в антракте, не досмотрев до конца, “На струнах дождя”.

Пьесу “Мой внук Вениамин” Людмилы Улицкой прочла до спектакля. С первых строк понимая, что роль Эсфири написана словно специально на Ахеджакову, уже при чтении слыша ее интонации. В пьесе четыре персонажа, но, в сущности, это монодрама, львиная доля текста которой отдана главной героине. Ахеджакова играет не только собственную судьбу, но историю послевоенного поколения всего гонимого еврейского племени. Играет с такой степенью правды, что безоговорочно веришь любым поворотам сюжета. Такая женщина может принять чужого человека в свой дом и прирасти к нему душой. Ее необъятное сердце изменяет Соню, про которую автор в начале пьесы пишет: Овца. Овечка. Идет куда ведут. Когда в финале Сонечка слышит, что в семье отца ее ребенка не любят евреев, она встает на их защиту.


О сегодняшнем спектакле скажу коротко. Ни о чем и никак. Красивое название: “На струнах дождя”, в главной роли Ирина Муравьева. В таких случаях мне бывает неловко за актеров, которым просто нечего играть, и за жюри, которым это ничто надо оценивать.

Что, на ваш взгляд, составляет хороший спектакль? Я не говорю о кассовости, о том, что делается на потребу публике, словно мы – эта самая публика – не способны понять ничего, кроме кривляния и шуток ниже пояса. Главное в спектакле, по моему убеждению, это пьеса. Текст. История! Потом актеры, которые могут ее воплотить. И, наконец, режиссер, который сможет ее поставить не в ущерб первоисточнику, укрощая подчас ради этого свое эго. Когда эти три параметра совпадают, случается чудо, и спектакль становится шедевром. 

В 80-х годах прошлого столетия одновременно в двух сильных московских театрах шел чеховский “Иванов”. Я видела оба. Казалось бы, и во МХАТе и в Ленкоме были налицо все три условия: Чехов, Олег Ефремов, Иннокентий Смоктуновский против Чехова, Марка Захарова, Евгения Леонова. Однако, Иванов-Смоктуновский совершенно затмил Иванова-Леонова, прекрасного актера! Это был тот случай, когда роль, на мой взгляд, не совпала с актерской сущностью.


В пронзительной пьесе Улицкой произошло даже не совпадение – слияние актерской природы Лии Ахеджаковой с ролью Эсфири. Низкий поклон за ее талант и дай ей Бог здоровья!

3 комментария:

  1. Совершенно согласна с тем, что текст+актер+режисер = спектакль. Однако, зритель видит подчас только актера, который может "донести "автора и режисера или же "убить" и то и другое. В случае с Л.Ахеджаковой текст был "прожит" - в этом главная суть актерской игры - не играть, но проживать.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Режиссера

      Удалить
    2. Да! Когда посредственные актеры "убивают" средний текст, это обидно, но быстро забывается. А вот когда такие деятели замахиваются на Шекспира, это непростительно. Сродни преступлению!

      Удалить