Популярные сообщения

суббота, 5 сентября 2015 г.

Your’s ever, fair star

Помните фильм “Римские каникулы”? Сбежавшая из дворца принцесса – обворожительная Одри Хепберн – гуляет по Риму и присаживается с мороженым на Испанской лестнице перед фонтаном-лодкой. А справа от нее, прямо на ступенях, находится дом, в котором спрятался небольшой, не самый популярный музей, полный невиданных сокровищ. Дом расположен на самом солнцепеке, поэтому днем музей можно не заметить: сверкающая табличка слепит глаза. А вот ночью она приковывает взгляд, останавливаешься как вкопанный, от ужаса, что едва не пропустил Мемориал Китса и Шелли.

click on the picture for a closer view



Наутро я пришла к открытию, и оказалась первым и единственным до полудня посетителем. Как рассказали девочки-смотрительницы, музей открыли энтузиасты с мыслью создать оазис романтической поэзии в Вечном городе. Он занимает квартиру, где осенью 1820 поселился Джон Китс, приехав в Италию по настоянию врачей в надежде поправить здоровье. Всего четыре комнаты, большинство из которых отданы под библиотеку – полная коллекция раритетных изданий Китса, Шелли, Байрона, Кольриджа, Вашингтона Ирвинга – авторов-романтиков, которые жили и творили в Италии.







Среди книг встречаются и современные, как вышедшая в 2005 году к столетию мемориала его история “Keats and Italy”. 


Во время Второй мировой войны музей ушел в подполье; с дома сняли табличку, а ценные реликвии вроде локонов поэтов, подлинных писем Оскара Уайльда, сочинений Байрона, переписанных рукой Мэри Шелли, были тщательно упакованы и спрятаны в бенедиктинском монастыре Монте Кассино.










После освобождения Рима от фашистов в 1944 уникальные вещи вернулись в дом на площади Испании. Заняли свое место и картины. Одна из них – портрет Шелли за работой над “Прометеем освобожденным” в термах Каракаллы, где, по его собственному признанию, цветущие поляны и ярко-синее небо над Римом вдохновляли его на творчество. На другой неизвестный художник изобразил момент кремации тела Шелли в присутствии Байрона, Ли Ханта, Трелони и Мэри.






В крохотной спальне, где скончался Китс, восстановлена обстановка тех трагических дней февраля 1821 года. Причиной смерти был туберкулез – наследственная болезнь, которая унесла в могилу многих его родных, и по распоряжению городских властей, была сожжена вся мебель, заменены полы, двери и окна.







вид из комнаты Китса

Остались лишь стены, которые, возможно, помнят агонию последних часов. Он уходил, обессиленный кровопусканиями, измученный болью не только физической. Все это время поэт не имел возможности общаться с нежно любимой Фанни, которая осталась на родине. Но сохранившиеся письма Китса позволяют представить страдания разлученных возлюбленных. Эти послания памятник редкому таланту творить и любить. Почитайте!


My love has made me selfish. I cannot exist without you – I am forgetful of everything but seeing you again – my Life seems to stop there – I see no further. You have absorb'd me. I have a sensation at the present moment as though I was dissolving – I should be exquisitely miserable without the hope of soon seeing you ... I have been astonished that Men could die Martyrs for religion – I have shudder'd at it – I shudder no more – I could be martyr'd for my Religion – Love is my religion – I could die for that – I could die for you.


I am not happy enough for silken phrases, and silver sentences.

This day week we shall move to Winchester; for I feel the want of a Library (capitalized in the original text!).

Love is not a plaything – and again do not write unless you can do it with a crystal conscience. I would sooner die for want of you than –
Yours for ever


J. KEATS

3 комментария:

  1. Красиво и поэтично! Silver sentences, silken phrases. Поэзия без рифм

    ОтветитьУдалить
  2. Hello, Irina! Seeing from all the posts about your trip to Italy, your solitary trip seems to have been lots of fun, delicious, and productive, filled with interesting discoveries. I can easily imagine you could spend the whole day at the Keats-Shelly House. How sweet the love from Keats to Fanny Braune! And, how heart-rending to imagine he died in agony. I'm happy for Keats that she stayed in mourning for six year even if there was no way for the late Keats to know it.

    Maybe you must be busy with the start of the new academic year. In Japan, academic year starts in April, so second semester starts in September after summer holiday. My eldest grandchild went back to kindergarten, but there are still two two-year-olds who keep me busy but happy.

    Yoko

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Half a day, wrapped in romantic poetry, away from it all!
      It is an incredible love story – beautiful and tragic. “I have two luxuries to brood over in my walks; your loveliness, and the hour of my death”, he said. You know, he wrote his odes (the crown of his works!) after meeting Fanny. And she did remain faithful a long time after he passed away. It was 12 years after his death when she got married.
      It must be fun to nurse your two-year-olds, Yoko. Have an enjoyable autumn together!

      Удалить