Популярные сообщения

понедельник, 29 июня 2015 г.

Что происходит, когда заканчивается сказка?

Задумались? Когда заканчивается сказка, наступает время для наших фантазий. Может быть и так. Но только не сказка про Алису! Она не заканчивается, она живет себе и живет. 
К 150-летию лучшей сказки всех времен и народов в московском особняке Салтыковых-Чертковых открылась Выставка Чудесатостей. Почему именно здесь? Да потому что Льюис Кэрролл был здесь в библиотеке во время поездки в Россию  единственного своего путешествия за границу! 
Сказка начинается сразу: в воротах гостей встречает Белый Кролик, а перед входом приветствует Червонная Королева.




Едва переступив порог, ты оказываешься в мире удивительных героев, с которыми Алиса встречалась в стране чудес. Чеширский кот улыбается из зеркала; мышь рассказывает длинную историю с хвостиком; птица Додо, герцогиня, ящерка Билл, Шляпник и все-все-все предстают в самых разных обличьях. Устроители не ограничились воссозданием истории девочки, поспешившей за кроликом в нору, того, как сказка появилась на свет и была проиллюстрирована Джоном Тенниелом. Они творят мир Алисы всеми возможными средствами, предлагая почитать, примерить наряд героя, поиграть, порисовать, стать участником безумного чаепития, раскрасить розы, сделать вместе с Алисой очередной ход... Одним словом, море удовольствий вместо моря слез. Хотите посмотреть?)))






















Как вы поняли, возрастное ограничение на выставке 0+. Детям здесь раздолье: малыши с родителями путешествуют по следам Алисы (Помнишь, Алиса застряла в домике Белого Кролика?), а ребятишки постарше находят развлечения сами. 














Не до конца отреставрированный особняк превосходно вписался в причудливый мир Алисы. Думаю, если бы резьба и лепнина сверкали новизной, атмосфера книги не была бы столь ощутимой. Зал с камином Врубеля (посмотрите, какая красота!) предстает раем для селфиистов  здесь можно водрузить корону Дамы Червей, сфотографироваться на ее троне, примерив на себя разные роли. И витражи, привезенные из графства Чешир, выглядят в этих интерьерах абсолютно уместно и  органично.

  







Что мне невероятно понравилось, это нежное отношение к тексту книги. Цитаты представлены в изобилии, и почитатели Алисы чувствуют себя на выставке почетными гостями, смакуя знакомый текст вновь и вновь.








Выставка заново подтверждает: история про Алису жива – живее некуда! Она любима и навсегда останется источником вдохновения. Как она вдохновила Вивьен Вествуд превратить в сказку витрину своего бутика в Лондоне. Может, ее вечную молодость и озорство объясняет любовь к Алисе? Как вы думаете?



пятница, 26 июня 2015 г.

Перефразируя Бегбедера


Что такое идеальные каникулы? Это каникулы, которые хочется повторить от первого до последнего дня. А вот чем они наполнены, каждый представляет по-своему. Лично мне на отдыхе необходимы впечатления, яркие и разнообразные; помните, как в калейдоскопе? Узор всякий раз другой, неповторимый!
Поэтому маршрут путешествия планирую так, чтобы отдохнуть не только физически, но и послушать музыку: оперу или орган в храме; побродить по галереям, сходить в музей, изучить достопримечательности… Так, чтобы помимо must list, открыть то, что интересно лично мне.

Венская опера

Утомленные живописью в Прадо 

музей Рене Магритта в Брюсселе

Как, например, оказавшись в Севилье, отправиться в Гранаду исключительно ради Альгамбры, воспетой Вашингтоном Ирвингом.  


А насытившись культурой, предаться лени. Или заняться спортом  делать то, что захочется в этот миг. Ключевая фраза: то, что хочется

волейбол в центре Дрездена 

концерт на Барселонете 

Но самое главное в отпуске – читать вволю, несколько книг одновременно. Кстати, для этого необязательно уезжать за тридевять земель. На скамейке в парке, на пляже в шезлонге, в любимом кресле, неважно. Главное, читать то, что хочется!


книжный магазин "Shakespeare" в Праге

Желаю вам отличного отдыха и книжек, от которых не оторваться!
А что входит в ваши идеальные каникулы?

суббота, 20 июня 2015 г.

Летние ассоциации


Ура, наконец, оно вступает в права! Собственно, по календарю лету сегодня день двадцатый, но июнь в университете это сущее сумасшествие – сессия, конец года – совсем не до отдыха! Спасибо талантливому читателю, процитировавшему на днях “Вино из одуванчиков”; настала пора летних литературных ассоциаций. Попробуем вместе?


Пожалуй, мой самый яркий образ лета выглядит так:

Над ручьем весь день
Ловит, ловит стрекоза
Собственную тень.

Свобода в абсолюте, мечта посвятить время самому себе, когда ты уходишь на каникулы, – выразить лучше невозможно. Столь же беззаботно звучат другие трехстишия, что приходят на ум.

Островки… островки…
И на сотни осколков дробится
море летнего дня.
***
О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему –
В этом высший подвиг цветка!
***
Чтоб забыть о жаре,
нарисую-ка я, пожалуй
хоть снег на Фудзи!



Какие строки приходят вам в голову при слове “жара”? Я вспоминаю знойный остров в “Повелителе мух”, где джунгли держали жару, как баня. И следом другой остров – Робинзона Крузо. Помните, в яркий солнечный день он отправился исследовать земли и набрел на берег, где в изобилии водились разнообразные птицы, а песок был усеян черепахами? Он понял тогда, что судьба выбросила его в самую неудачную часть острова, но переселиться в плодородный край не захотел. Прожив два года в тех своих владениях, он воспринимал их уже как дом, куда радостно возвращаться.


Берег Робинзона воскресил в памяти берег Французской Ривьеры, начало романа “Ночь нежна“. В ослепительный солнечный день Розмари на пляже наблюдает за очаровательной компанией, центром притяжения которой был мужчина в жокейском кепи. Она идет купаться, вода подхватила ее, спрятала от жары, а потом волны понесли ее к берегу.
Сразу вспоминаются необыкновенные “Волны” Вирджинии Вулф – роман, где описанию моря отданы начала каждой главы. В разное время суток; утром, когда море сливается с небом, потом солнце поднимается выше, и синие волны, зеленые волны веером накрывают берег, проливают мелкими лужами свет на песок. Эту книгу надо читать тем, кто не в состоянии сию минуту отправиться на море. Читаешь и буквально ощущаешь ритм волн, которые покачивают как ласковые руки матери.


В памяти роятся многие страницы, живописующие прелести лета. Как в любимом романе Айрис Мердок “Монахини и солдаты”, когда Тим из неприветливого Лондона уезжает во Францию и живет отшельником в заброшенном доме, чувствуя себя властителем просторов.  
Он стоял на веранде «Высоких ив» и смотрел на небольшую долину, простиравшуюся внизу. Буйно разросшаяся трава перед домом, явно кошенная последний раз в прошлом году (назвать это лужайкой язык не поворачивался), пестрела голубыми цветами, очень похожими на кисти гиацинтов, только поменьше. Над поляной, как постоянно живое конфетти, висело трепещущее облако крохотных синих бабочек, еще более крохотных коричневых мотыльков и бесчисленных пчел. Солнце было еще не слишком жгучим, дневная жара и звон цикад были еще впереди. За поляной склон спускался к неухоженной оливковой роще 

И, конечно, шекспировский “Сон в летнюю ночь” – напоминание о том, что летом случаются волшебные метаморфозы, ведь в чашечках цветов дремлют эльфы, которые могут наколдовать любые чудеса...

Весенние ассоциации 

осенние ассоциации

                                          

среда, 17 июня 2015 г.

JOYCEful Dublin on June 16

Окажись вы 16 июня в Дублине, даже по делу, и не будучи знатоком или фанатом Джойса, миновать лихорадки Блумсдэй не получится! Город в облачении Эдвардианской эпохи следует по стопам Леопольда Блума – героя романа “Улисс” и совсем не героя в полном смысле слова, по выражению Теккерея. В местечках по маршруту Блума разыгрываются эпизоды романа, устраиваются его публичные чтения, включая марафон для особо стойких почитателей Джойса (книга, как известно, немалая).

Reading from Ulysses on top of James Joyce Tower 16 June 2009

В этой истории невероятное число парадоксов.

Парадокс 1-й. Джойс уехал из Ирландии в 22 года, и никогда на родину не возвращался. Проживая в прекраснейших европейских городах – Цюрихе, Париже, Триесте, общаясь дома с женой и детьми на итальянском, он писал почти исключительно об Ирландии! А Дублин, который он называл центром паралича и воплощением пороков, является местом действия практически всех его произведений.

Парадокс 2-й. И “Дублинцы” и “Улисс”, автору которых Ирландия поет оды 16-го июня, долгое время были официально запрещены цензурой и пережили длительные судебные разбирательства по обвинению в порнографии. Венцом истории о сложной судьбе романа “Улисс” является факт, что последней страной, снявшей вето на публикацию, оказалась Ирландия. Лишь в 60-х роман, появившийся на свет в 1918, был издан на родине писателя без купюр!

обложка 1-го издания

Парадокс 3-й. Читать роман, мягко говоря, трудновато. Помните ужас Алисы, когда герцогиня велит кухарке: “Оттяпай ей голову!”? Ведь это такой явный НАМЕК! Чтобы прояснить свой намек, привожу несколько увлекательных эпизодов из текста “Улисса”. 

– Because it was a little canarybird bird that came out of its little house to tell the time that Gerty MacDowell noticed the time she was there because she was as quick as anything about a thing like that, was Gerty MacDowell, and she noticed at once that that foreign gentleman that was sitting on the rocks looking was
Cuckoo
Cuckoo
Cuckoo

– Да-да, раздался юный голос мистера Супера. - Мне Гамлет кажется совсем юным. Возможно, что горечь в нем - от отца, но уж сцены с Офелией - несомненно от сына.
Пальцем в небо. Он в моем отце. Я в его сыне.

Near bronze from anear near gold from afar they chinked their clinking glasses all, brighteyed and gallant, before bronze Lydia's tempting last rose of summer, rose of Castille.

Сложно? А так?

Близ бронзы из близи близ злата из дали звонкими бокалами чокнулись они все, сверкая отважно взорами, перед бронзовой Лидией искусительной розой, последней розою лета, розой Кастилии.

Обратили внимание, как тщательно копирует русский переводчик пунктуацию оригинала? Дабы не нарушить авторский замысел, ведь знаки препинания в романе потока сознания категория наиважнейшая, являющая собой неисчерпаемое поле для исследования. Поэтому утверждать, что читать роман легко, означает бесконечно его недооценивать.

Парадокс №3 влечет за собой 4-й: далеко не все участники паломничества Блума читали эту книгу. А среди тех, кто одолел, поклонников окажется куда меньше, чем паломников. Тем не менее, празднования Bloomsday набирают масштаб с каждым годом.


Если бы я волшебным образом очутилась в этот день в Дублине, я бы непременно взобралась на башню Мартелло (где начинается роман) послушать чтения и обменяться любимыми цитатами из “Улисса”. Отправилась бы в национальную библиотеку, куда заходит за консультацией Леопольд Блум. Отведала сэндвич Gorgonzola со стаканчиком бургундского, и как знать? Возможно, поддалась бы духу праздника и последовала дальше, по маршруту Блума.

Мысленная прогулка по Дублину напомнила, что шестая часть лета канула в лету. А мы все еще в экзаменах и защитах… Остается уповать на скорые каникулы! В каком городе хотели бы оказаться вы? И что бы вы там делали?