Популярные сообщения

понедельник, 9 марта 2015 г.

Ей только девять дней, но знают и поля и горы: Весна опять пришла

В недавних “Весенних ассоциациях” споткнулась о поэтические строки. От огорчения (не от горчицы)) достала томики стихов и начала читать, сначала в стремлении реабилитироваться в собственных глазах, но вскоре позабыв, что вспоминаю в поэзии весну. Поэтический поток подхватил, не спрашивая желания, и увлек за собой. Едва открыла книгу Шелли, как вспомнила финал “Оды Западному Ветру”:

…И сам раскатом трубным возвести:
 Пришла Зима, зато Весна в пути!

На следующей странице прочла его “Философию любви” о томлении духа и тела, преследующем нас весной:

Ручеек сливается с рекой,
 А река – с могучим океаном;
 Ветер с неба, веющий весной,
 Неразлучен с ласковы
м дурманом.
 Одиноким в мире быть грешно,
 – И, покорно высшему закону,
 Существа сливаются в одно…
Что ж меж нами ставишь ты препону?

В цикле стихов Бродского, написанном в ссылке, прочла:

Февраль идет за январем, а дальше март.
Обрывки разговора,
сверканье кафеля, фарфора,
вода звенела хрусталем.


Но это тот автор, открыв которого, не получается оторваться. Дошла до цикла “Части речи” и замерла. Вслушайтесь!


Что касается звезд, то они всегда.
То есть, если одна, то за не
й другая.
Только так оттуда и можно смотреть сюда;
вечером, после восьми, мигая.

Как можно не любить такого поэта???

В третьем томе Маршака – Избранные переводы – прочла из Роберта Браунинга “В Англии весной”. В очередной раз восхищаясь даром Маршака-переводчика!

А после апреля – в начале мая
Ласточки носятся, не уставая.
И там, где цветет над оградою груша,
Цветом своим и росой осыпая
Поле, поросшее клевером, – слушай
Пенье дрозда.

А из Бернса такие строки:

Пригнул я веточку весной –
Из тысячи одну.
Она не спорила со мной,
Пока была в плену.
Когда же я ее домой отправил – в вышину, –
Какой был шум, какой был свист!
Разрезав воздух, точно хлыст,
Она ушла к другим ветвям,
Меня послав ко всем чертям.
И долго в тишине лесной
Шептались ветки надо мной...

Уже в состоянии “саби”, отрешившись от внешнего мира, дошла до своих любимых книг японской классической поэзии. Басе, Бусон, и все они учат всматриваться в мир вокруг.  

Не успел я отнять руки,
Как уже ветерок весенний
 поселился в зеленом ростке. 

***
Лишь вершину Фудзи
Под собой не погребли
Молодые листья.

***
Долгие дни весны
Идут чередой... Я снова
В давно минувшем живу.

С робкой надеждой, что дочитав, вы тоже достигли состояния возвышенности, я желаю вам не пропустить подснежники и ландыши. Чтобы не опоздать на всю весну, как говорил паровозик из Ромашкова!




4 комментария:

  1. Dear Irina - I know Marshak only for his fairy tale, The Month-Brothers. Japanese title is “Mori wa Ikiteiru” meaning “Forest is alive”. It is said Marshak was delighted with Japanese translation. The tree with yellow blooms is awesome! That yellow color brings forth warmth and cheerfulness. Enjoy your March.

    Yoko

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Dear Yoko, the Japanese variant sounds even more poetic. If Marshak loved the way his tale was translated, it must have been really good. He was a fantastic translator and interpretor!

      Удалить
  2. Спорить о вкусах не буду, но не могу разделить восторга автора. Разве только Бернс понятный и наш.

    ОтветитьУдалить