Популярные сообщения

вторник, 28 августа 2012 г.

New Innocents Abroad, or When in Rome, do as the Romans do?

“Год в поисках Ва” – роман о путешествии. Героиня Карен Мюллер отправляется в Японию в надежде обрести гармонию с миром и самой собой, обозначаемую в японском языке загадочным словом Ва.


Так совпало, что я начала читать эту книгу, уезжая в путешествие в противоположном направлении, и в редкие свободные минуты чтения сравнивала свое и авторское состояние в дороге, мысли во время странствия и многое другое. 

Что нас роднит с героиней книги, так это желание to blend in with the locals, чтобы лучше узнать место, сделать его своим. А вот способы слияния совершенно разные. Героиня романа пускается в крайности в стремлении “стать японкой”: совершает паломничество к островным храмам, живет в качестве ученицы в буддистском монастыре, проходит “ритуал очищения, освобождающий душу и тело от токсинов, накопившихся за прошедший год”, бросаясь нагишом в океан в полночь на Новый год. При этом признается, что просветление, которое должна была испытать после всех этих мучений, “так и не приходит. Зато приходит желание побыть в уюте и тепле”. Забавно, правда? И понятно! Мы же гуляем по незнакомому городу, не ограничиваясь туристическими тропами, забредаем в места, где нет кафе и отелей, и жители не выказывают, но все же испытывают недоумение: “Как вас сюда занесло?”

Улочка в Севилье

Как говорит моя подруга, самое удивительное в путешествии, это когда ты заворачиваешь за угол и открывается то, о чем и предположить не мог. Противница транспорта, она любит исходить город пешком вдоль и поперек, познавая лицо и изнанку, и в наших блужданиях по Коимбре или Гранаде в 36-градусную жару мы отчасти напоминали героиню Карен Мюллер. Это ведь тоже крайность, тем более, местные жители в зной благоразумно предпочитают продлить сиесту. 
А еще мы выбираем траттории и пастеларии, где обедают locals. Так когда-то в поисках любимого ресторана Федерико Феллини открыли остерию de Borg в Римини, маленькое кафе с ограниченным меню и потрясающей домашней едой, а в этом году El Tintero  демократичное и вкуснейшее chiringuito (пляжное кафе) в Малаге.

Альгамбра, воспетая Вашингтоном Ирвингом

В книге героиня поселяется в японской семье, где хозяйка дома пытается превратить ее из "из нецивилизованной деревенщины в нормальную японку": гладить носки и нижнее белье, распределять мусор по семнадцати (!) разноцветным контейнерам для дальнейшей переработки и стать кулинарным экспертом. Мы живем в апартаментах и отелях, где проводим мало времени и никому не отчитываемся о своих действиях и планах.
В стремлении познать страну героиня знакомится с самыми разными людьми – успешными бизнесменами и гейшами, борцами сумо и монахами, рыбаками и бездомными. Наш круг общения куда более ограничен. По ряду причин, в том числе, из-за вынужденного недельного безголосья: автор этих строк утратила голос после бешеного кондиционера в поезде. 


Слева Порту, справа Вилла-Нова-ди-Гая,
вид с фуникулера

Главное же отличие между нами – это цель путешествия. Мы открываем новую страну, с упоением постигая культуру в галереях, соборах, дворцах, музеях, и просто в толпе, на улицах. Открываем для себя, не планируя снять документальный фильм или обрести таинственное Ва, как героиня Карен Мюллер.

Искать гармонию в далекой стране, по-моему, столь же бессмысленно, как бежать от депрессии на край света. Ведь это внутреннее состояние, зависящее от тебя, а не мест и обстоятельств. А в чужой стране, с какой бы целью не отправлялся, как бы прекрасно себя не чувствовал, как бы ни “сливался” с окружением, все равно остаешься тем самым Innocent Abroad, с самоиронией описанным Марком Твеном. Разве нет?